А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Цвейг Стефан

Шахматная Новелла


 

Здесь находится бесплатная электронная книга Шахматная Новелла автора, которого зовут Цвейг Стефан. В электронной библиотеке gorodgid.ru можно скачать бесплатно книгу Шахматная Новелла в форматах RTF, TXT и FB2 или читать онлайн книгу Цвейг Стефан - Шахматная Новелла.

Размер архива с книгой Шахматная Новелла = 49.86 KB

Шахматная Новелла - Цвейг Стефан => скачать бесплатно электронную книгу



Перевод В.Ефановой.
На большом океанском пароходе, отплывавшем в полночь из
Нью-Йорка в Буэнос-Айрес, царила, как всегда в последние минуты
отправления, деловитая суета,
Через толпу во всех направлениях проталкивались
провожающие; рассыльные телеграфа в лихо сдвинутых набок
каскетках выкрикивали фамилии пассажиров; проносили багаж и
цветы; по лестницам бегали любопытные дети, а на верхней
палубе, не умолкая, играл духовой оркестр...
Я стоял со своим приятелем на палубе вдали от этой
сутолоки. Вдруг совсем близко от нас два или три раза ярко
вспыхнул магний: должно быть, среди пассажиров была какая-то
знаменитость и для взятого в последний миг интервью понадобился
портрет. Мой друг, взглянув в ту сторону, усмехнулся:
-- С вами на пароходе едет чудо природы -- Чентович.
Увидев по моему лицу, что это имя ничего мне не говорит,
он пояснил:
-- Мирко Чентович-- чемпион мира по шахматам. Он
только что разгромил всех шахматистов Америки и сейчас едет
пожинать лавры в Аргентину.
Тут я вспомнил не только имя молодого чемпиона мира, но и
кое-какие подробности его молниеносной карьеры. Мой друг,
следивший за мировой прессой болея внимательно, чем я, пополнил
мои сведения, рассказах по этому поводу несколько анекдотов.
Около года тому назад Чентовичу удалось сразу стать в ряды
таких шахматных светил, как Алехин, Капабланка, Тартаковер,
Ласкер, Боголюбов. С момента появления в Нью-Йорке на
турнире 1922 года семилетнего вундеркинда Решевского
великолепная плеяда шахматистов не знала ни одного новичка,
который вторгся бы в их среду с таким шумом и вызвал бы к себе
столь острый интерес. Умственные способности Чентович а отнюдь
не предвещали ему столь блистательную карьеру. Вскоре
обнаружилась тайна: чемпион мира ни на одном языке не мог
написать без ошибок даже нескольких слов, и, как саркастически
заметил один из его желчных соперников, "невежество его было
всеобъемлющим".
Крошечное суденышко, принадлежавшее его отцу-- нищему
югославскому лодочнику,-- было потоплено однажды ночью
дунайским грузовым пароходом. Сердобольный пастор из их глухой
деревушки взял на попечение осиротевшего мальчишку, которому
было в то время двенадцать лет. Добрый человек выбивался из
сил, стараясь вдолбить в мозги туповатого, косноязычного, с
низким лбом мальчишки не дававшуюся ему школьную премудрость.
Но все старания пастора оказались тщетными. В сотый раз
бессмысленно всматривался Мирко в буквы, но не мог их
запомнить. Его неповоротливый мозг не схватывал простейших
вещей. В четырнадцать лет он все еще считал по пальцам, и ему
стоило великого труда прочитать небольшой отрывок из книги или
газеты. Однако нельзя сказать, чтобы Мирко был нерадив или
непослушен. Он исполнял все, что ему приказывали: таскал воду,
колол дрова, работал в поле, убирал кухню. На него можно было
положиться; любое поручение он в конце концов выполнял, хотя
медлительность его выводила из терпения. Но больше всего
огорчало доброго пастора в упрямом подростке его безразличие ко
всему на свете. Он никогда ничего не делал, не получив
приказания, никогда не играл с другими подростками и никогда не
искал себе какого-нибудь дела, пока ему не говорили, что надо
сделать. Закончив домашнюю работу, Мирко усаживался в комнате,
да так и сидел, устремив вдаль бессмысленный, как у
пасущейся овцы, взгляд, не проявляя ни малейшего интереса к
тому, что творилось вокруг. По вечерам, когда пастор, посасывая
длинную деревенскую трубку, играл три неизменные партии в
шахматы с жандармским вахмистром, светловолосый недоросль молча
пристраивался возле игроков и, опустив тяжелые веки, с сонным и
безразличным видом смотрел на расчерченную доску.
Однажды зимним вечером, когда два приятеля уже углубились
в свою обычную игру, за окном послышался звон бубенцов. К дому
быстро приближались сани. В комнату вбежал крестьянин в
заснеженной шапке и стал умолять пастора как можно скорее
поехать к его умирающей матери, чтобы успеть дать ей последнее
напутствие. Священник тут же отправился с ним. Вахмистр.
недопивший своей кружки пива, раскурил на прощание трубку и уже
собрался было натянуть высокие меховые сапоги, как вдруг
заметил, что Мирко, не отрываясь, смотрит на шахматную доску с
неоконченной партией.
-- Может быть, хочешь закончить партию? -- шутливо спросил
его вахмистр, совершенно убежденный, что придурковатый парень
не знает даже, как передвигаются по доске фигуры. Мальчик
неуверенно взглянул па него, но утвердительно кивнул головой и
сел на место пастора. На четырнадцатом ходу вахмистр был
побежден и должен был признаться, что его поражение вовсе не
было результатом какого-либо случайного зевка. Вторая партия
закончилась так же.
-- Валаамова ослица!-- вскричал, вернувшись, пораженный
пастор и объяснил вахмистру, не слишком хорошо знакомому с
Библией, что две тысячи лет тому назад произошло подобное чудо,
когда бессловесное до тех пор животное заговорило, и к тому же
очень мудро. Несмотря на поздний час, добрый пастор не мог
удержаться от искушения сразиться со своим полуграмотным
воспитанником. Мирко с такой же легкостью обыграл и его. Играл
он медленно, упрямо, ни разу не подняв от доски широколобой
головы, но в игре его была непоколебимая уверенность. В
последующие дни ни пастор, ни вахмистр не смогли одержать над
ним ни одной победы.
Священник, лучше других знавший о безнадежной умственной
отсталости своего воспитанника, задался вопросом; сможет ли
этот однобокий, необычайный талант выдержать более серьезное
испытание. С помощью сельского парикмахера Мирко привели в
более приличный вид, и пастор отвез его в санях в соседний
городок, где в кафе на главной площади собирались местные
любители шахмат, игроки, как он убедился на горьком опыте,
гораздо более искусные, чем он.
Появление пастора в сопровождении русого, краснощекого
подростка вызвало всеобщий интерес. Пока его не позвали к
шахматному столику, Мирко стоял поодаль, уставившись в пол, так
и не сняв нагольного тулупа и высоких пастушьих сапог. Он
проиграл первую партию, потому что добряк пастор никогда не
применял сицили-анскую защиту. Следующая партия с лучшим
шахматистом города закончилась вничью. Однако третью, четвертую
и все последующие партии Мирко выиграл одну за другой.
Провинциальные городки Югославии не часто бывают ареной
волнующих событий. Поэтому первое выступление деревенского
чемпиона произвело в кругу достойных граждан форменную
сенсацию. Было единодушно решено, что вундеркинд должен
остаться в городе до утра, когда будет созвано специальное
собрание шахматного клуба; в особенности же для того, чтобы с
ним смог сыграть одержимый страстью к шахматам владелец
близлежащего замка старый граф Зимчиц. В душе священника
боролись два чувства-- гордость за своего питомца и чувство
долга, призывавшее его обратно в село, к воскресной службе.
Чувство долга восторжествовало, Однако пастор согласился
оставить Мирко в городе для дальнейших испытаний. Шахматисты
поместили молодого Чентовича в гостиницу, где он впервые в
жизни увидел современную уборную.
В воскресенье после обеда шахматная комната заполнилась до
отказа. В течение четырех часов Мирко неподвижно сидел перед
шахматной доской, не произнося ни слова, не поднимая глаз, и
разбивают одного противника за другим. Наконец ему предложили
сеанс одновременной игры. Понадобилось некоторое время, чтобы
растолковать Мирко, что он должен будет играть сразу против
нескольких противников. Но как только он уяснил себе, чего от
него хотят, он невозмутимо принялся за дело и стал ходить от
стола к столу, медленно ступая тяжелыми, несмазанными сапогами.
В конце концов он выиграл семь партий из восьми.
После этого начались серьезные совещания. Строго говоря,
новый чемпион не являлся уроженцем городка, тем не менее
местный патриотизм был задет за живое. Наконец-то у крошечного,
вряд ли даже отмеченного на карте городишка появился шанс
назваться родиной знаменитости.
Импрессарио по имени Коллер, поставлявший шансонеток и
балерин местному офицерскому казино, заявил, что берется
устроить юноше уроки у своего знакомого в Вене-- знатока
шахматной игры-- и будет содержать молодого Мирко в течение
года с тем, чтобы расходы были ему впоследствии возмещены.
Обязательство подписал граф Зимчиц,-- за все шестьдесят лет,
что он ежедневно играл в шахматы, ему ни разу не доводилось
сразиться с таким замечательным противником. С этого дня
началась поразительная карьера сына дунайского лодочника.
Мирко понадобилось всего шесть месяцев, чтобы постичь все
секреты шахматной техники; правда, одним он не владел-- это
впоследствии было замечено любителями шахматной игры и вызывало
с их стороны насмешки. Ни одной сыгранной партии Чентович не
мог запомнить,-- выражаясь языком профессионалов, не мог играть
вслепую. Он был абсолютно не способен воссоздать в своем
воображении шахматную доску. Ему было совершенно необходимо
иметь перед глазами настоящую, в шестьдесят четыре черных и
белых квадрата доску и тридцать две фигуры. Даже став всемирной
знаменитостью, он неизменно носил с собой карманные шахматы,
чтобы иметь возможность в любой момент наглядно воспроизвести
нужную ему классическую партию и решить заинтересовавшую его
задачу.
Хотя сам по себе этот дефект и не представлял особой
важности, он тем не менее указывал на недостаток воображения и
вызывал оживленные толки в кругу любителей шахмат-- такие толки
возникают, например, в музыкальных кругах, когда выясняется,
что выдающийся виртуоз или дирижер не может играть или
дирижировать на память, без нот. Впрочем, этот недостаток не
помешал замечательным успехам Мирко. В семнадцать лет он уже
имел с десяток различных призов, в восемнадцать-- стал
чемпионом Венгрии и, наконец, в двадцать-- чемпионом мира.
Лучшие игроки, несомненно превосходившие его умом, силой
воображения и смелостью, не смогли противостоять его железной,
холодной логике, как не мог Наполеон противостоять осторожному
Кутузову и Ганнибал -- Фабию Кунктатору, у которого, по
свидетельству Ливия, черты апатии и слабоумия проявлялись уже в
раннем детстве. Таким образом, оказалось, что в блистательном
обществе выдающихся шахматистов, среди которых были видные
представители самых разнообразных отраслей интеллектуального
труда-- философы, математики, люди, обладающие художественным
чутьем, изобретательскими способностями и нередко творческим
талантом,-- затесался совершенный чужак-- хмурый, молчаливый,
неразвитый деревенский парень. Самые ловкие журналисты не могли
вытянуть из него ни единого слова, из которого можно было бы
состряпать сенсацию. Газеты были лишены такой возможности, но
это восполнялось обилием циркулировавших о нем анекдотов: едва
поднявшись из-за шахматного стола, где он не знал себе равных,
Чентович неизбежно становился забавной, почти комической
фигурой. Несмотря на безукоризненный костюм, модный галстук и
булавку с чрезмерно большой жемчужиной и тщательно
наманикюренные ногти, он оставался тем, кем был прежде,--
ограниченным, неотесанным парнем, еще недавно подметавшим кухню
пастора. Используя свой талант и славу, он старался заработать
как можно больше денег, проявляя при этом мелочную и нередко
грубую жадность. Делал он это с беззастенчивой откровенностью,
возбуждающей раздражение и непрерывные насмешки его коллег.
Путешествуя из города в город, он останавливался в самых
дешевых отелях, соглашался играть за любой шахматный клуб,
готовый уплатить ему гонорар, продал фабриканту мыла право
помещать свой портрет на рекламных объявлениях и, не обращая
внимания на презрительные насмешки своих соперников, которым
было известно, что он с трудом может написать связно два слова,
выпустил под своим именем книгу "Философия шахматной игры",
написанную бедным галицийским студентом по заказу какого-то
предприимчивого издателя.
Как обычно случается с людьми такого склада, Чентович был
начисто лишен чувства юмора и, сделавшись чемпионом, стал
считать себя самым важным человеком в мире. Сознание того, что
он сумел одержать победу над всеми этими умными и культурными
людьми, блестящими ораторами и писателями, и к тому же
зарабатывает больше их, обратило его прежнюю неуверенность в
холодную надменность.
-- Разумеется, как и следовало ожидать, легко добытая
слава вскружила такую пустую голову,-- заключил мой друг и
привел несколько классических примеров того, как Чентович с
чисто детским тщеславием стремился занять положение в
обществе.-- Почему бы парню в двадцать один год не стать
невероятно тщеславным, если, двигая на доске фигурки, он может
за одну неделю заработать больше, чем вся его деревня за целый
год на рубке леса в ужасных условиях. И потом, весьма легко
считать себя великим человеком, если ваш мозг не отягощен ни
малейшим подозрением, что на свете жили когда-то Рембрандт,
Бетховен, Данте и Наполеон. В его ограниченном уме
гнездится только одна мысль: уже в течение многих месяцев он не
проиграл ни одной партии. И так как он не имеет ни малейшего
представления о том, что в мире существуют другие ценности,
кроме шахмат и денег, у него есть все основания быть в восторге
от собственной персоны.
Рассказ приятеля, разумеется, возбудил мое любопытство.
Меня всю жизнь интересовали различные виды мономанов-- людей,
которыми владеет одна-единственная идея, потому что, чем теснее
рамки, которыми ограничивает себя человек, тем больше он в
известном смысле приближается к бесконечному. Как раз такие, по
видимости равнодушные ко всему на свете, люди упорно, как
муравьи, строят из какого-то особого материала свой
собственный, ни на что не похожий мирок, представляющий для них
уменьшенное подобие вселенной. Поэтому я не скрыл от приятеля
своего намерения -- постараться за время двенадцатидневного
путешествия до Рио поближе познакомиться с этой личностью,
наделенной крайне односторонними способностями.
-- Вряд ли это вам удастся,-- предупредил меня мой
собеседник,-- Насколько я знаю, еще никому не удалось выудить
из Чентовича хоть какую-либо малость, годную для
психологических суждений. При всей своей невероятной
ограниченности этот хитрый крестьянин достаточно умен, чтобы
скрывать свои слабые места. Способ у него простой: за
исключением земляков, и притом людей своего круга, с которыми
он встречается в дешевеньких гостиницах, Чентович избегает
вступать с кем-либо в разговоры. Почувствовав, что перед ним
человек культурный, он сразу же, как улитка, прячется в свою
раковину; поэтому никто не может похвастаться, что слышал от
него какую-нибудь глупость и сумел оценить всю бездну его
невежества.
Должно быть, мой приятель был прав. Завязать знакомство с
Чентовичем в течение первых дней нашего путешествия оказалось
невозможным-- разве что проявить известное нахальство,-- но я
не сторонник таких приемов. Иногда он появлялся на верхней
палубе и гулял там, заложив руки за спину, погруженный в
сосредоточенное раздумье, совсем как Наполеон на известном
портрете. Но, гуляя по палубе, он всегда так торопился, что
мне, чтобы добиться своей цели, пришлось бы бегать за ним
рысью. Он никогда не появлялся в гостиных, в баре или в
курительном салоне. Стюард, у которого я доверительно навел
справки, сказал мне, что большую часть дня он проводит у себя в
каюте за большой шахматной доской, разбирая сыгранные партии
или решая задачи.
Через три дня меня стало злить, что оборонительная тактика
Чентовича оказалась сильнее моего желания как-нибудь до него
добраться. До сих пор мне не приходилось встречаться с
выдающимися шахматистами. Чем больше я старался понять этот тип
людей, тем непостижимей казалась мне эта работа человеческого
мозга, полностью сосредоточенная на небольшом пространстве,
разделенном на шестьдесят четыре черных и белых квадрата. По
личному опыту мне было знакомо таинственное очарование
"королевской игры", единственной из игр, изобретенных
человеком, которая не зависит от прихоти случая и венчает
лаврами только разум, или, вернее, особенную форму умственной
одаренности. Но разве узкое определение "игра" не оскорбительно
для шахмат? Однако это и не наука, и не искусство, вернее,
нечто среднее, витающее между двумя этими понятиями, подобно
тому как витает между небом и землей гроб Магомета. В этой игре
сочетаются самые противоречивые понятия: она и древняя, и вечно
новая; механическая в своей основе, но приносящая победу только
тому, кто обладает фантазией; ограниченная тесным
геометрическим пространством -- и в то же время безграничная в
своих комбинациях; непрерывно развивающаяся-- и совершенно
бесплодная; мысль без вывода, математика без результатов,
искусство без произведений, архитектура без камня. И, однако,
эта игра выдержала испытание временем лучше, чем все книги и
творения людей, эта единственная игра, которая принадлежит
всем народам и всем эпохам, и никому не известно имя божества,
принесшего ее на землю, чтобы рассеивать скуку, изощрять ум,
ободрять душу. Где начало ее и где конец? Ее простые правила
может выучить любой ребенок, в ней пробует свои силы каждый
любитель, и в то же время в ее неизменно тесных квадратах
рождаются особенные, ни с кем не сравнимые мастера-- люди,
одаренные исключительно способностями шахматистов. Это особые
гении, которым полет фантазии, настойчивость и мастерство
точности свойственны не меньше, чем математикам, поэтам и
композиторам, только в ином сочетании и с иной направленностью.
В дни увлечения физиогномическими исследованиями какой-нибудь
Галль (1) должен был бы в первую очередь исследовать головной
мозг одного из гениальных шахматистов, чтобы установить, нет ли
в сером веществе его мозга особой извилины, нет ли там
какого-то особого шахматного нерва или шахматной шишки. И какой
интерес пробудил бы у физиогномиста такой индивидуум, как
Чентович, у которого эта особая гениальность угнездилась в
мозгу, совершенно нетронутом и вялом, подобно тому как в глыбе
горной породы прячется единственная золотая жилка. В принципе я
понимал, что такая единственная в своем роде, гениальная игра
должна порождать и достойных служителей, и все-таки мне
было всегда трудно, почти невозможно представить себе жизнь
человека, обладающего деятельным умом и в то же время
ограничившего свой мир небольшим бело-черным пространством и
способного находить радость бытия в передвижении туда и сюда
тридцати двух фигур, Я не мог понять психологии человека,
который верит в то, что ход конем, а не пешкой может принести
ему славу и обеспечить местечко среди бессмертных, выражающееся
в коротеньком примечании к руководству по шахматной игре,
разумного, мыслящего человека, который, не будучи сумасшедшим,
в течение десяти, двадцати, тридцати, сорока лет снова и снова
посвящает всю силу своего ума нелепому занятию-- во что бы то
ни стало загнать в угол деревянной доски деревянного короля.
И вот наконец, впервые в жизни, совсем близко от меня, на
одном корабле, всего через шесть кают, оказался один из таких
феноменов -- исключительный гений или, быть может, загадочный
глупец, а я, несчастный человек, у которого страсть разгадывать
психологические загадки переросла в манию, не мог найти способа
познакомиться с ним. Я изобретал всевозможные хитрые маневры:
то собирался сыграть на его тщеславии, попросив интервью для
влиятельной газеты, то рассчитывал пробудить в нем жадность,
предложив выгодное турне по Шотландии. Наконец мне пришел на ум
прием охотников, которые подманивают глухарей, имитируя их
любовный зов. Может быть, удастся привлечь к себе внимание
шахматного маэстро, выдав себя за шахматного игрока?
Я никогда не играл в шахматы серьезно, для меня это --
развлечение, не больше. Если я и провожу иногда часок за
шахматной доской, то вовсе не для того, чтобы утомлять свой
мозг, а, напротив, для того, чтобы рассеяться после напряженной
умственной работы. Я в полном смысле этого слова "играю" в
шахматы, в то время как настоящие шахматисты священнодействуют,
если позволительно употребить такое выражение. Шахматы, так же,
как любовь, требуют партнера, а я еще не сумел выяснить, есть
ли на пароходе любители этой игры. Чтобы выманить их из нор, я
расставил в курительном салоне примитивную ловушку. В качестве
приманки за шахматный столик уселась вместе со мной и моя жена,
которая играет еще хуже меня. И, конечно, едва мы сделали
несколько ходов, как возле нас уже остановился один из
пассажиров, затем еще один попросил разрешения посмотреть
на игру, а скоро отыскался и желанный партнер, предложивший мне
сыграть с ним партию.
Это был некто Мак Коннор, шотландец, горный инженер. Я
узнал, что он бурил нефтяные скважины в Калифорнии и сколотил
там крупное состояние. Мак Коннор был цветущим здоровяком,
обладавшим квадратными челюстями и крепкими зубами. Яркий цвет
лица, без сомнения, указывал на неумеренное потребление виски,
а широченные плечи этого атлета довольно неприятно действовали
на вас во время игры. Ибо Мак Коннор принадлежал к той
категории самоуверенных, преуспевающих людей, которые любое
поражение, даже в самом безобидном состязании, воспринимают не
иначе) как удар по своему самолюбию. Этого громадного человека,
всем обязанного только самому себе, привыкшего напролом
пробиваться к цели, настолько переполняло чувство собственного
превосходства, что любое препятствие он считал непозволительным
вызовом себе, если не оскорблением. Проиграв первые две партии,
он помрачнел и начал обстоятельно, диктаторским тоном
объяснять, что этого бы не произошло, если б не случайная его
невнимательность. Третий проигрыш он отнес за счет шума в
соседней гостиной. Ни одной проигранной партии он не желал
оставлять без реванша. Сначала его обидчивость забавляла меня,
но потом я смирился, сообразив, что это наверняка поможет мне
добиться цели-- подманить к столу чемпиона мира.
На третий день мой замысел осуществился, хотя и не
полностью.

Шахматная Новелла - Цвейг Стефан => читать онлайн книгу далее


Надеемся, что книга Шахматная Новелла автора Цвейг Стефан придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете рекомендовать книгу Шахматная Новелла своим друзьям, установив у себя ссылку на эту страницу с произведением Цвейг Стефан - Шахматная Новелла.
Ключевые слова страницы: Шахматная Новелла; Цвейг Стефан, скачать, бесплатно, читать, книга, проза, электронная, онлайн