А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Щелоков Александр

Героиновые пули


 

Здесь находится бесплатная электронная книга Героиновые пули автора, которого зовут Щелоков Александр. В электронной библиотеке gorodgid.ru можно скачать бесплатно книгу Героиновые пули в форматах RTF, TXT и FB2 или читать онлайн книгу Щелоков Александр - Героиновые пули.

Размер архива с книгой Героиновые пули = 284.7 KB

Героиновые пули - Щелоков Александр => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Преступная группировка зарабатывает деньги на наркотиках, здоровье и жизни людей. Уголовный авторитет, дорвавшийся до власти, становится безраздельным хозяином золотых приисков, но на пути у мафиозных структур встают одиночки — те, кто хочет забывать понятие «честь». Удастся ли им победить?
Александр Щелоков
Героиновые пули

— Жмурик здесь, товарищ майор. В подвале. — Участковый инспектор лейтенант Крячкин по неразумению употребил слова, которые ни в коей мере не соответствовали его стремлению выглядеть человеком серьезным. Ему казалось, что именно так — небрежно и без затей должен объясняться опытный оперативник, постоянно имеющий дело с трупами. — Я вас проведу. Домофон мы отключили.
Движением правой руки Крячкин указал на лестницу, которая вела вниз.
— Туда, товарищ майор. Прошу. Проходите вперед.
Ропшин сразу подумал, что вежливость лейтенанта проистекала не столько из воспитанности, сколько из нежелания оказаться у трупа первым.
В подвале пахло плесенью. Две лампочки, болтавшиеся под сырым потолком в голых патронах, освещали узкую щель коридора тусклым желтоватым светом.
— Куда?
Ропшин остановился и огляделся по сторонам.
— Направо, товарищ майор. Это там.
Они свернули в просторный тупичок, теплый и сухой. Здесь пахло спиртным перегаром и старым табачным дымом. Стены закутка покрывали цветные плакаты, наглухо приклеенные к бетону. Шварценегер с яростным выражением лица стрелял из диковинного оружия — то ли из пушки, снятой с лафета, то ли из отбойного молотка. Брюс Ли в невероятном прыжке целил ногой в невидимого для зрителей врага. Голая девица с узкой талией и невероятного размера сиськами сидела, держа в руке сигарету. Рядом — улыбчивый премьер правительства России уважаемый Виктор Степанович Черномырдин, сложивший перед собой ручки крышей небольшого домика. Среди блаты этот жест толковали как: «Россия — наша хаза».
В дальнем углу, придвинутая к стене, стояла старая деревянная кровать со сломанной спинкой. Ее покрывало грязное ватное одеяло. Оно частично сползло на пол, открыв угол полосатого матраса с желтыми пятнами застарелой мочи на нем.
— Сексодром, — с ехидцей пояснил лейтенант Крячкин.
Ропшин пропустил замечание мимо ушей. По большому счету участковый должен был давно знать об этом логове, но вменять ему в вину недогляд Ропшин не собирался.
Рядом с кроватью на полу лежал труп молодого парня, свернувшегося крючком. Грязные сосульки темных волос закрывали лицо.
— Николай Моторин, — пояснил Крячкин. — Из пятого дома.
— Учится?
— Где там ему. Он колется.
— Кололся, — поправил Ропшин. — Родственники у него есть?
— Мать на лето в деревню отбыла. Старший брат — Алексей — работает в службе охраны акционерного общества.
— Надо пригласить его на опознание.
— Я хотел, но он в рейсе. Будет только завтра.
— Пригласите в морг. А пока ждите здесь. Должны приехать эксперты и скорая…
* * *
Навозная муха билась о стекло жирным телом и натужно гудела. Начальник управления борьбы с незаконным оборотом наркотиков полковник милиции Андрей Васильевич Богданов, недовольно поморщился. Проклятая погань своим зудением не давала возможности сосредоточиться. И откуда они только берутся эти мухи?! Зараза! Борешься с ними как с преступностью, но бесполезно: сколько ни уничтожай, один хрен возникают из ничего, как призраки. Вот появилась же эта здесь, в центре города… Откуда?
Богданов взял свежую газету «Московский курьер», свернул её в трубочку и медленно встал. Оставалось подойти к окну, потом ударить. Но бить надо резко, иначе улетит, дрянь, начнет метаться по кабинету из угла в угол — тогда уже не достанешь. И вообще во всех случаях бить надо резко. Раз-з! — и наповал.
Богданов шагнул к окну, когда дверь бесшумно открылась, и в кабинет легкими шагами вошла старший лейтенант Кира Савельева, само изящество, упакованное в милицейскую форму. Она улыбнулась Богданову, положила перед ним на стол папку, переплетенную с мягкую коричневую кожу: ежедневную порцию входящих и исходящих бумаг — секретных и совершенно секретных — подлежащих немедленному прочтению.
Богданов, тут же забыв о мухе, бросил газету на подоконник и вернулся к столу, на который Кира положила папку. Открыл переднюю крышку. Поверх казенных бумаг лежала записка:
«Сегодня. У тебя или у меня?»
Богданов взял листок, смял и молча ткнул себя большим пальцем в грудь. Кира понимающе кивнула.
Они состояли в связи уже более трех лет. В связи счастливой и совсем не тягостной для обоих. В связи, о которой не знал никто — ни муж Киры Сергей Савельев, ни жена Богданова — Людмила Георгиевна, и что самое главное — ни один соглядатай конторы внутреннего сыска, девизом которых был пионерский лозунг: «Хочу все знать!»
Во второй половине дня Богданов появился в старой части Москвы — на Покровке в Лялином переулке, где находилась одна из конспиративных квартир, предназначенная для его встреч со своей личной агентурой.
Кира, уже переодевшаяся в легкое платье, ждала его.
Первый, хотя и протокольный поцелуй затянулся. Богданов любил Киру, её упругое, отзывчивое на ласку тело, мгновенно балдел от её поцелуев, влекущих и возбуждающих. Кира, целуясь, быстро загоралась, готовая тут же погрузиться в теплые, пьянящие волны телесной радости. Но в этот раз она выскользнула из его объятий и отстранилась.
— Сперва послушай. Вот это…
Она вынула из сумочки магнитную кассету и протянула ему.
Богданов взял пластмассовую коробочку, снова притянул к себе Киру, легким движением огладил её грудь, поцеловал в волосы.
— Потом, — сказала она строго. — Это серьезно.
— Хорошо, — он неохотно смирился с её настойчивостью. Обычно их встречи начинались с другого. — А это тебе. — Он открыл кейс, вынул оттуда пакет в блестевшей золотыми разводами упаковочной бумаге. — Переоденься.
Богданов впервые увидел Киру на концерте, посвященном Дню милиции. Она шла по проходу между рядами занятых кресел, вызывающе покачивая бедрами. Ее складную фигурку обтягивало серое трикотажное платье. Простенькое, недорогое оно удивительно шло к ней, ярко оттеняя достоинства стройного молодого тела. Лица её капитан Богданов не увидел, — только спину, но сразу решил, что с такой фигурой она просто обязана быть красивой. В ошибочности попыток судить о фасаде, глянув на женщину со спины, Богданов убеждался не раз, но в данном случае готов был повторить ошибку.
— Кто это? — спросил он соседа — опера Крымова, который всегда знал все и обо всех.
— Хо! Ты не знаешь?! — Крымов бурно удивился. — Ну даешь, Хмельницкий! — Крымов был майором и потому считал, что вправе шутить, называя Богданова Богданом Хмельницким. — Это же Кира!
Вроде обязан был Богданов знать всех женщин огромного управления.
— С тобой говорить! — Он обиженно отвернулся от Крымова. Но того уже распирало желание выказать полную осведомленность в пикантном вопросе.
— Ладно, не дуйся. Это Кира. Лейтенант младший…
— Хороша?
— Вона куда ты! — Крымов расплылся в ехидной улыбке. — Даже не думай, и не мечтай, Хмельницкий. Не по твоему плечу такую березу рубить. Пытались, но как говорят — конфузия. Ты лучше займись Лошадкиной. Она только что Куклина сбросила на всем скаку.
Лошадкина — сдобная молодящаяся дама, дававшая Крымову пищу для остроумия своей фамилией, как раз, задевая бедрами о края прохода, проследовала мимо.
— У неё наездники и без меня найдутся.
— Не скажи, конкурс строгий. Она кобылка норовистая. Насколько я знаю, уже два отвода дала соискателям. Не потянули мужики…
— Чой-то? — Дурацким тоном Богданов старался замаскировать искренний интерес.
— Спрос и предложение не совпадают. Говорят, она любит колоться по потребности, а мужицкий шприц в нынешние времена — одноразовый. Так что выдается ей по способности. Революционная ситуация: верхи не могут, низы не хотят…
Продолжать расспросы Богданову стало неинтересно, Лошадкина его никогда не волновала, и он замолчал.
Но Кира со своей точеной фигуркой в душу ему запала. Он весь вечер не спускал с неё глаз.
Богданов влюбился. Он не форсировал событий, был аккуратен и настойчив в достижении цели. Только через полгода они стали любовниками. Больше того, их связала дружба, которая длилась вот уже более шести лет.
Истинную красоту женщины можно выяснить только умыв её. Искусство косметического обмана цивилизация развила столь сильно, что ухищрениями опытного визажиста серого крысенка можно превратить в Белоснежку. Красота Киры была естественной, её не замутнял макияж. И особым блеском эта красота отсвечивала, когда её не драпировали одежды. Но ещё больше шарм и внутренний огонь познавался в близком общении — Кира была умной, веселой и верной подругой. Несколько раз Богданов порывался разойтись с женой, но Кира его удерживала. Она не могла бросить мужа, который находился в тягостном ожидании близкой смерти. Они любили друг друга, вступили в брак сразу после окончания средней школы, но Сергея Савельева взяли в армию. Два года он прослужил на ядерном полигоне в Семипалатинске, откуда был комиссован с тяжелой формой белокровия. В двадцать один он перестал быть мужчиной и стал инвалидом.
Оставлять его в беде Кира не собиралась. Они оставались друзьями.
У Богданова в семье были другие проблемы. Его жена Галина Игоревна — пышнотелая дама с ленивыми манерами советской дворянки (отец при Советской власти был важным чиновником Госплана, имел казенную машину и собственную дачу) со своей нескрываемой любовью к трюфелям, шоколадным тортам и послеобеденному сну, была женщиной картинно красивой, но по натуре фригидной и относилась к браку, как к атрибуту обеспеченности и твердого общественного положения.
Интимные отношения с мужем она включала к числу тех утомительных и нудных занятий, в ряду которых значились посещение прачечной, химчистки, занятия на кухне. Куда большее удовольствие, чем мужская ласка, ей доставляло ленивое сидение под колпаком электросушки в парикмахерской или посещение маникюрного кабинета.
Взяв подарок, Кира ушла в ванную комнату переодеться.
Богданов вставил кассету в магнитофон, нажал клавишу пуска. Послышалось легкое шипение поползшей ленты. Затем послышался звук заурчавшего стартера. Его недолгое подвывание тут же заглушил заработавший двигатель.
— Ра! — Богданов позвал через всю комнату. Он обычно звал Киру коротким «Ра», возвышая её в своем представлении до уровня Бога-Солнца.
Она приоткрыла дверь ванной.
— Что тебе?
— Ра, ты стала записывать звуки моторов?
Он услыхал её смех.
— Нет, просто эта штука включается, когда начинает работать двигатель.
Она вышла из ванной в прозрачном в голубом пеньюаре, как Афродита в пене летней морской волны.
Магнитофон заговорил сухим деревянным голосом:
«— Ты не нравишься мне, Анатолий, вот те крест…»
Богданов не узнал голоса говорившего.
— Кто?
— Виктор Васильевич Марусич, собственной персоной. — Кира презрительно улыбнулась. — Они с Волковым ездили за город.
Богданов поморщился. Марусич был депутатом Государственной думы, входил в комиссию по вопросам безопасности, считался в правоохранительных органах человеком влиятельным, но главное неуживчивым и вредным.
Второй голос Богданов узнал без труда. Он принадлежал его шефу — начальнику Главного управления внутренних дел генерал-лейтенанту Волкову.
«— Не нравлюсь? — Волков обозначил беспечный смешок, который получился похожим на приступ икоты. — Гляди, какой строгий!
— Строгий не строгий, но ты размагнитился. Блаженствуешь в новом чине.
— Брось! — Голос Волкова сделался злым. — Какое блаженство?! Каждый день вздрючки. Со всех сторон. За день так намагничивают…
— Не в том дело. Не в том. Ты излишне упиваешься новым положением. И успокоился. Как же, за твоей спиной сам Чибисов. Я же знаю, какие у вас в узком кругу тосты: «Чибисов — наш президент!». Так?»
Снова прозвучал смешок, похожий на икание. Богданов злорадно скривил губы. Чибисов был министром внутренних дел и подобными тостами прихлебатели ставили его под удар.
«— Уже настучали?
— Если бы мне.
— Это была шутка. Ляпнул один дурак по пьянке…
— Кто-нибудь из вас его осадил? Нет. Побоялись, что не понравится Чибисову. А как понравится такой тост Папе? Учти, ему обязательно все доложат. Может не всерьез, со смешком, но до ушей доведут.»
Слова прозвучали сигналом близкой опасности и Волков должно быть понял совершенную глупость, но возразить не сумел. Только повторил:
«— Это же шутка. И потом президент… Чего? Может акционерного общества…
— Объяснять придется кому-то другому, если, конечно, спросят. Только, думаю, не дождешься. Если Папе доложат с картинками, кроме пинка тебе ничего не предложат. И Чибисов не заступиться. Своя шкура…
— Откуда ты все узнал?»
Богданов ощутил в голосе Волкова напряженность и снова ухмыльнулся: прокололся Анатолий Петрович. Ой, прокололся.
«— Без разницы, Толя. В другой раз надо быть умнее.
— Чего ты хочешь?
— Совсем немногое. Тебе уже пора думать всерьез, как строить свою оборону. Чибисов не вечен. Вы его сами и добиваете. Пришло время просчитывать, кто в министерстве может стать очередным паровозом, к которому надо цеплять свой вагон.
— Ты знаешь, кто?
— Ха!
— Как же узнаю я?
— Считай, думай. А пока принимай меры, чтобы обустроить свою позицию.
— Имеешь в виду что-то конкретное?
— Ты хорошо знаешь Богданова?
— А что?
— Ты всегда отвечаешь вопросами на вопросы, как старый еврей…
— Я знаю Богданова с разных сторон. Какая тебя интересует?
— Твоя сторона, Анатолий. Мне кажется он в последнее время быстро набирает силу и уже подпирает тебя. Смотри, старик, это может плохо кончиться.
— Для кого?
— Для тебя, мой генерал. Для тебя. Помнишь, как Суворов говорил о Наполеоне? «Широко шагает, мальчик. Пора его остановить».
— Не остановил же.
— Вот и нахлебалась из-за этого Россия дерьма. Историю надо изучать. Чтобы не повторять ошибок…
— И кого ставить вместо него?».
Кира подошла к Богданову со спины и положила ему на плечи ладони.
— Как?
Богданов склонил голову и коснулся щекой её руки. Дотянулся губами, поцеловал.
— Забавный сюжет.
Кира резко оттолкнула его.
— И только? Неужели…
Он понял — она всерьез обеспокоена. Спросил спокойно, стараясь не взвинчивать себя, поскольку внутри и без того все клокотало.
— Дослушаем до конца, ладно?
— Погоди, — она снова положила ладони на его плечи. — Как ты думаешь, кого тетя Маша преложит на твое место?
«Тетей Машей» они между собой называли Марусича.
— У него в кармане один козырь — Турчак.
Кира засмеялась.
— Может и так, но единственный козырь выбрасывают только с отчаяния.
Богданов снова включил магнитофон.
«— И кого ставить вместо него?»
В голосе Волкова настороженность. Когда начинается торговля по персоналиям, надо стараться угадать ход оппонента и побить чужую карту своей. Марусич тут же дал подставку:
«— Трофимов. Чем не зам?»
Волков ничем не выдал радости, но Богданов понял — в душе он облегченно вздохнул. Вряд ли генерал согласится приблизить к себе того, кто полностью устраивает Марусича.
«— Нет, Трофимов не подойдет. Он ещё зеленый. Если уж двигать, то Турчака».
Теперь с облегчением должен был вздохнуть Марусич. Его карта играла. Конечно, Турчак — проститутка, подстилается под каждого, в чьем кармане бренчит деньга, но в чем ему не откажешь, так это в умении выглядеть во всех случаях целомудренно. Сношаясь с ним, каждый втайне думал: уж эта курва моя, и только моя. На деле, как достоверно знал Богданов, майор флиртовал по меньшей мере с тремя покупателями его услуг и офицерской чести.
«— Не стану спорить, Анатолий, тебе виднее. Только не тяни.
— А ты не торопи.
— Только убирать его надо чисто. — Марусича что-то явно беспокоило. — Если у Богданова найдется заступа в кругу министра, могут возникнуть нежелательные сюжеты…».
Волков засмеялся — хриповато, неестественно.
«— Знаешь, как говорят в Одессе? Не учи меня жить. Из коллегии уже два раза подсказывали: надо Богданова представлять на генерала. Должность позволяет. Я с этим тяну. Зато каждый раз докладываю о его проколах. Мелочи, вроде, но впечатление создается…».
Богданов выругался. Кира зажала ему рот ладонью.
— Это что, для тебя новость? Я давно говорю: надо разбираться и с Волковым и с Турчаком.
Она протянула руку и выключила звук.
— Там больше нет интересного.
Они пробыли вместе до позднего вечера. Долго лежали рядом, нежно касаясь друг друга. Кира положила голову на его грудь — ласковая киска-мурлыка, и водила пальцами по животу, слегка касаясь тела ноготками. Богданову нравились эти осторожное возбуждающее царапанье.
— Так что ты решил? — Кира спросила и напряженно замерла, ожидая ответа.
— Как думаешь, сколько у меня времени? На ответный ход?
— В неделю они такое дело не сделают. По меньшей мере уйдет месяц. При хорошем для нас раскладе можно набавить ещё дней десять. Министерская мельница мелет медленно…
Она знала что говорила. У ласковой киски был острый аналитический ум и отличное знание тайных пружин, приводивших в действие механизмы управления конторой.
Богданов притянул Киру к себе.
— Иди сюда. Месяца я ему не оставлю.
Уже давно Кира стала для Богданова не просто партнером в минуты сладостной близости. Она оказалась той закваской, которая заставляла бродить жизненные силы мужчины, превращая сладкий виноградный сок в дорогой искристый, бьющий в голову напиток.
Близость с Кирой всякий раз возбуждала Богданова и заставляла разжиматься пружину его активности и инициативы.
Богданов был заводным и этим во всем походил на отца. Тот свои действия продумывал загодя, отрабатывая в уме детали и тонкости, но браться за дела не спешил — прикидывал, раскачивался, внутренне боролся с собственной инерцией. Чтобы заставить его заняться чем-нибудь по хозяйству, мать несколько часов подряд накручивала его, переходя от ласкательности к взрывному кипению ярости.
— Василек, Васенька, дровишки иссякли. Что делать-то, родненький?
Что делать было ясно, но отец все намеки пропускал мимо ушей. Потому мать повторяла свое с регулярностью стука маятника.
— Василек, дровишки бы… — Тук. Тук. Тук. Васенька, я думала ты уже собрался… — И вдруг, как сорвавшийся со стопора будильник: — Тр-р-р-р! Васька, расшиби тебя колотун, кто жрать сейчас просить будет?! Оторвешь ты жопу от стула, в конце-концов?!
И тогда отец заводился как застывший на морозе движок: сперва тихо-тихо, потом резко брал обороты и пошло, пошло, понесло! Вылетал во двор, топор взлетал над головой и затукало, застучало: тяп! тяп! И гора чурбаков росла вокруг с ужасающей быстротой, но отца уже ничто остановить не могло: его прорывало. Энергия так и перла наружу со стуком топора и вдохновляющим «хаканьем» дровосека. И только наступавшая темень заставляла отца отложить топор.
Точно таким же был Богданов-младший. По натуре — танк, — сгусток мощи, стали и огневого напора, но тоже заводной.
— И все же не тяни.
— Не буду.
Уже забилась, застучала в висках напряженная сила уверенности — знакомый с детства симптом рождавшегося стремления драться.
С ранних лет Андрюха Богданов драться не любил, старался избегать любых схваток, но страха ни перед стычками ни в них он не испытывал. Однажды, ещё ни разу не испытав себя в кулачном противостоянии, по дороге из школы он попал под руку Коляну Грымзе — тупоголовому деревенскому ублюдку с некомплектом шариков в кудлатой башке. Школы Грымза так и не окончил, хотя шесть лет провел в трех классах — первом, втором и третьем. Все остальное время после школы Грымза, как говорили в деревне, занимался «садоводством» — околачивал груши. И терроризировал всех, на кого падал взгляд.
По характеру Грымза был бродячим псом — злым и мстительным. Он мог неожиданно броситься на первого встречного пацана и ни с того ни с сего вломить ему плюху, после которой трудно бывало прийти в себя. Ударив, он от переполнявшего его восторга реготал по-ослиному — громко и противно.
Андрюха в тот раз заметил Грымзу с опозданием и не смог свернуть в сторону. Пришлось идти навстречу.
Грымза такой шанс упустить не мог. Он коротким тычком ударил Богданова поддых.
Андрюха не ощутил боли. Он инстинктивно отпрянул, и кулак Грымзы лишь обозначил тычок. Но злость у Андрея вспыхнула с неожиданной силой. Лицо оплеснуло внутренним жаром. В висках застучало, забилось незнакомое ранее ощущение…
У ног Андрюхи лежал силикатный кирпич. Миг, и он оказался в руке.
Грымза стоял, ощерив желтые прокуренные махоркой зубы, и по-ишачьи реготал. Он ничего не понял, когда кирпич влип прямо в его узкий прыщавый лоб.
— Гы-ы… и-и…
Ишачье ржание оборвалось на тонкой скулящей ноте. Грымза плашмя, не сгибаясь, как подрубленный кол рухнул на спину и задергал ногами. К счастью, не обремененный излишним весом мозгов, которые способны сотрясаться, он тут же открыл глаза.
— Ты чо, малый?..
Богданов улыбнулся, вспомнив далекое и почти забытое детство.
— Куда ты ушел?
Кира потрясла Богданова за плечо. Она привыкла, что уходя в раздумья, он словно впадал в оцепенение.
— Я здесь. — Он засмеялся. — Раз уж надо — пойду на вы.
— С чего начнешь?
— Не бери в голову. Умные начинают с самого малого. Зачем мне быть исключением? Как говорят, по зернышку, по зернышку…
Кира радостно засмеялась и притянула его за крепкую шею к себе.
— Разве орлы клюют зернышки?
Он засмеялся вместе с ней.
— И все же, давай начнем с самого малого…
* * *
— Леша, у тебя чеченский синдром.
Это так говорит мама.
Алексей Моторин её уважает. Мать женщина волевая, умная, добрая. Как-никак — хирургическая сестра. После смерти отца одна будто рыба об лед билась, но двух сыновей подняла, поставила на ноги. Колька, конечно, если брать по возрасту, ещё заготовка, ему только шестнадцать, а вот он, Алексей, уже выучился, окончил военное училище, успел побывать в Чечне. И вернулся оттуда живой, здоровый. Между прочим, без какого-либо синдрома, тьфу-тьфу!
Почему мама говорит, что он у него есть? Да все крайне просто. Уволившись из армии, которая все больше превращалась в шарагу безденежных оборванцев, Алексей поступил на службу в отдел охраны коммерческой фирмы. И снова взял в руки оружие. Где тут синдром? Только верность профессии.
Учился Алексей на военке с толком, не сачка давил, все делал с соображением — для себя, для живота своего военное искусство осваивал. Потому что знал — если не подфартит, года три-четыре будет Ванькой — взводным трубить. А это значит, что он не генерал-вор Кобец и не адмирал-вор Хмельнов, за которых другие все делали, которым все прислуживали, сами подносили, им вручали и ещё приговаривали: «Уважаемые господа военачальники, возьмите, будьте добры. Конечно это ворованное, но зато от всей души!»
Со взводным такого не бывает. С него каждый, кто чуть выше стоит, — а над ним все стоят выше, — норовит лыко содрать, свои заботы на чужие плечи переложить. И называется такая система субординацией. Против неё не попрешь, не выступишь: она в законе прописана.
Короче, знал Алексей чего от службы ждать, и Чечня для него обошлась без серьезных потерь.
Конечно, были моменты, когда и мандраж нападал и отчаяние ощущалось, но лечь с перепугу и лапки кверху, чтобы и себя загубить и людей своих под удар поставить, у Алексея не случалось ни разу.
Это, как ни странно, иногда доставляло даже минуты не очень приятные.
Был недавно Алексей в гостях у однополчанина Миши Бычкова. Тот встретил его на автобусной остановке и провел к себе, пристукивая деревянной ногой.
Они посидели, по маленькой приняли, стали вспоминать былое.
— Почему тебе все время везет, а мне нет?
Бычков смотрел на Алексея глазами, полными страдания. Ну что можно ответить товарищу на такой вопрос? Как объяснить подобную игру жизни — одному отрывает ногу в городе, можно сказать на асфальте в стороне от места, где гремели бои, а другой выходит из пекла в обгоревшей, насквозь прокопченной дымом куртке, с автоматом, в котором рожок магазина смят осколком гранаты, а на нем самом ни царапины, если не считать ссадины на суставе указательного пальца, которую он сам же себе и учинил?

Героиновые пули - Щелоков Александр => читать онлайн книгу далее


Надеемся, что книга Героиновые пули автора Щелоков Александр придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете рекомендовать книгу Героиновые пули своим друзьям, установив у себя ссылку на эту страницу с произведением Щелоков Александр - Героиновые пули.
Ключевые слова страницы: Героиновые пули; Щелоков Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, проза, электронная, онлайн