А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Щелоков Александр

Стреляющие камни


 

Здесь находится бесплатная электронная книга Стреляющие камни автора, которого зовут Щелоков Александр. В электронной библиотеке gorodgid.ru можно скачать бесплатно книгу Стреляющие камни в форматах RTF, TXT и FB2 или читать онлайн книгу Щелоков Александр - Стреляющие камни.

Размер архива с книгой Стреляющие камни = 110.84 KB

Стреляющие камни - Щелоков Александр => скачать бесплатно электронную книгу



Александр Щелоков
Стреляющие камни

Зной, зной, зной…
Топай, топай, солдат, не стой!
Из— за бархана бьет пулемет,
Кто там залег? Вперед! Вперед!
Годы прошли, ты уже ветеран,
Но снится ночами Афган! Афган…
Эдик заступил на пост в два часа ночи. Некоторое время ходил и поглядывалпо сторонам спокойно и бодро. Потом вдруг что-то сорвалось, надломилось в нем. Ватная мягкость потекла в ноги, наполнила их слабостью. Отяжелели веки. Густая липкая муть стала затягивать сознание непрозрачной пленкой. Пение цикад, истошно верещавших в чахлых кустиках полыни, медленно тупело, глохло, уплывало куда-то вдаль, и Эдик временами переставал его слышать вообще.
Спроси его в тот момент: «Спишь?» — он бы ответил: «Нет», но слышать мир переставал, это точно.
Борясь со сном, Эдик стал массировать шею, до боли разминая загривок. Это хваленое средство борьбы с дремотой на него не подействовало.
Эдик устал растирать шею и бросил бесполезное занятие.
Прошло некоторое время, и звон цикад снова стал уплывать, меркнуть. Сон, сладкий, медовый, втянул в блаженные объятия, утопил, убаюкал в дреме…
Эдик пришел в себя так неожиданно, что поначалу не понял, что случилось. Лишь мгновение спустя догадался — в тишину ночи ворвались звуки стрельбы. Он резко обернулся и увидел внизу за склоном росчерки автоматных трасс. В памяти мгновенно ожила картина недавнего ночного налета. Все повторялось смешно и глупо. То ли у моджахедов много лишних патронов, то ли они просто не понимают: такие диверсии им ничего не дадут.
Эдик с интересом стал смотреть в сторону, где завязался огневой бой. Неожиданно внизу ударило орудие. Над горой, унося в долину резкий, стонущий звук, прокатился выстрел. На какую-то долю секунды мутная красноватая вспышка осветила мир и погасла. Тьма сразу сделалась плотнее и гуще.
От выстрела Эдик вздрогнул. Первой мыслью было спуститься в окоп, но сделать это он не успел. Чьи-то крепкие руки сжали его в объятия со спины, а у горла он почувствовал острие ножа…
1
День уже с утра походил на вечер.
Гнилая морось окутала Лондон серой мглой: не понять — то ли дождь сочился из грязных туч, то ли к небу с земли устремлялась холодная водяная пыль. Город потерял нарядность, стал казаться приземистым, скучным, унылым.
В ущельях улиц царил неумолчный шелест. Плющили и разгоняли шинами черные лужи машины. Шаркали по тротуарам тысячи мокрых ног. Над головами людей туго звенели крыши зонтов.
Свернув с площади в узкую улочку, такси остановилось. Щелкнув зонтом, полковник Шортленд прикрылся легкой крышей и растворился в толпе, сразу став похожим на тысячи других лондонцев, спешивших по делам в тот час.
Выбираясь из офиса по делам, Шортленд предпочитал пользоваться такси. Деликатные обязанности, которые исполнял старший офицер военной разведки Соединенных Штатов, аккредитованный при одном из учреждений в столице Британии, не нуждались в огласке. Да и дела такие лучше всего обделывать в непогоду, когда есть возможность прикрываться от любопытных глаз широким зонтом. Вот как сейчас.
Шортленд шел, бросая взгляды по сторонам. Неожиданно над самой головой увидел почерневшую от влаги киноафишу.
На огромном щите был изображен здоровенный детина в пятнистых брюках. Он стоял по колено в болотной жиже, ноги врозь, в руках пистолет-пулемет. Выше пояса вояка оказался голым (то ли жарко ему, то ли вскочил заполошно с постели, не успев натянуть на плечи рубаху). Загорелый до цвета меди торс перевивали бугорчатые жгуты мышц. Не человек — анатомическое пособие для начинающих медиков.
В глазах супермена сверкала неуемная ярость. Руки, сжимавшие пистолет-пулемет, демонстрировали нерастраченную кулачную силу. Ствол, бивший кинжальным огнем, был нацелен прямо в толпу.
Но зонты прохожих, как щиты гладиаторов — круглы и непробиваемы. Люди текли мимо афиши без видимых потерь. Толпа хлюпала по лужам мимо, мимо…
У Шортленда не было причин скрывать дело, по которому он в данный момент шел, и все же он осматривался. Привычка не позволяла поступать иначе. Даже в дружеской стране кто-то все же должен был приглядывать за коллегами-американцами. Таковы правила большой игры…
Мок над входом в кинозал бравый фанерный вояка. Мирная жизнь, отгородившись от автоматного огня зонтами, спешила по своим житейским делам. Но война то там, то здесь заглядывала в лица людей из самых различных мест.
Вот в витрине книжного магазина толстенный том. С лощеной суперобложки в прохожих, бешено сжав рукоятки пулемета, целил длиннолицый эсэсовец в фуражке с черепом на околыше.
Чуть дальше, с полок газетного киоска, в упор на прохожих глядела череда журналов. И на каждой обложке либо группа «коммандос» в пятнистых костюмах с автоматами и гранатами, либо ночные диверсанты с ножами в руках, с лицами, натертыми сажей.
Шортленд жил войной, служил ей верой и правдой, и обилие изображений вояк, прорвавшихся в город, его не удивляло. Это только близоруким кажется, что в Европе царят мир и покой. Что войны, ведущиеся в отдаленных краях земли, дело лишь азиатов, латиноамериканцов или жителей Черной Африки. Едва в Афганистане раздались первые выстрелы советских автоматов Калашникова, американские полковники сразу включились в; свою, полную тайн войну.
Приходя на службу, Шортленд погружался в изучение сводок, попадавших к нему на стол. Дело это было непростое и, как он считал, достаточно ответственное. Эти русские — великие хитрецы. Они только прикидываются простаками, у которых все написано на открытых, круглых лицах. А приглядись, и в глубине глаз увидишь другое — угловатые мысли, закрытые души.
Объем дел, которыми занимался Шортленд, возрастал по мере того, как Советы втягивались в афганскую войну. Множился поток информации, распухали досье. И все больше слабых мест обнаруживалось в стратегии русских политиков.
Миновав газетный киоск, Шортленд замедлил шаги и задержался у входа в небольшой магазинчик. Открыл стеклянную дверь на себя. Огромная зеркальная поверхность позволила обозреть улицу, находившуюся за его спиной. Не заметив настораживающего, Шортленд пропустил в магазин молодую женщину, закрыл дверь и двинулся дальше.
Полутемный пассаж был пустынен. По сторонам светлыми пятнами поблескивали витрины мелких лавочек — бутиков.
Вот за стеклом на черных бархатных планшетах, умело подсвеченные, лежат почтовые марки. Названия экзотических стран. Различные формы — треугольные, ромбические, фигурные. Броские цвета и разные расцветки — от горячих люминесцентных до сверкающей золотой фольги, — способные заворожить самого притязательного коллекционера.
Следующая витрина принадлежала лавочке нумизматических товаров. Разглядывание денег для настоящего мужчины; занятие достойное и вполне одобряемое. Ведь сколько их, этих настоящих мужчин, отдали свою жизнь за то, чтобы на тусклых, прошедших сквозь время кружках монет красовались венценосные профили королей и королев.
На дорогом бархате темнели покрытые патиной крупные пенни монетного двора Кинггз Норт с изображением Британии на лицевой стороне. Монеты обычные, но в то же время символичные. Ими можно было спокойно расплачиваться на рынках доброго десятка стран по обе стороны океана. Рядом светился серебряный тестон — старинная монета с унылым и злымпрофилем короля Эдуарда VI. Мерцали серебряные полкроны с надменным профилем Елизаветы Первой — век семнадцатый, расцвет Империи.
Бросив взгляд на витрину, Шортленд потянул за ручку едва заметную дверь, спрятавшуюся за выступом стены, и скрылся за ней.
Он очутился в небольшом помещении, оборудованном под контору. Комнату на две части делил высокий прилавок, обшитый коричневым пластиком. За прилавком на высоком стуле сидел хозяин. Место, оставленное посетителям, занимали удобные кожаные кресла и журнальные столики.
Хозяин встал и, приветствуя посетителя, поднял вверх правую руку:
— Хэллоу, мистер Джексон! А я, признаться, стал думать, что чем-то прогневал вас. Вы не заходили два месяца. Точнее, два месяца и три дня. Верно?
— Абсолютно, — согласился Шортленд, снимая плащ. В этой конторе его знали как Гарри Джексона. — Здравствуйте, мистер Деррик!
Хозяин вышел из-за конторки.
— Искренне рад видеть вас, сэр!
— У меня дело, — сказал Шортленд, опускаясь в кресло, способное вместить слона. В конторе Деррика вся мебель была рассчитана на гигантов. Закинул ногу на ногу, достал трубку, щелкнул зажигалкой.
Рядом с креслом на.столике лежали журналы в пестрых обложках. Шортленд окинул их взглядом: «Солджер оф форчун» — «Солдат удачи», «Ле мерсенер» — «Наемник». Несколько брошюр: «Учитесь метко стрелять», «Граната — ключ к любой двери», «Как пользоваться боевым ножом»…
Настоящая литература для настоящих мужчин.
На стене за конторкой красовался яркий плакат. Огромный бурый медведь поднялся на задние лапы, вскинув передние высоко вверх, подвернись — ударит, расшибет, не пощадит. Пасть у медведя с клыками, обагренными кровью. Хищный оскал ничего хорошего не обещал. Во весь лоб зверя яркой люминесцентной краской намалеваны серп и молот.
Шортленд взглянул на плакат и сел так, чтобы он оставался перед ним. Плакат звучал как пароль. Не всякий повесит в своей конторе такое. А уж кто повесил — тот свой.
— У вас все по-старому, — сказал Шортленд, оглядевшись.
— Доволен, что вам здесь нравится. Хозяин уже вернулся за конторку, влез на высокий стул, как на боевого коня.
— Рад, когда ко мне приходят хорошие люди.
— Разве бывают и другие?
— Случается, сэр. Лезут разные любопытные.
— И давно они у вас были?
— Два дня назад, мистер Джексон. Журналисты.
— И что?
— Мы демократическая страна, сэр, — сказал Деррик и хохотнул довольно. — Мои мальчики выкинули гостей отсюда за шкирку. Жаль, нельзя преподать настоящего урока. А то бы…
Он умолк, стер с лица улыбку и, наклоняясь к гостю, сказал:
— Рад служить вам, сэр. Что интересует наших друзей сегодня? Сколько попросите «деревяшек»?
О Сэме Деррике Шортленд знал немало. Двадцатилетним парнем он завербовался в наемный батальон Южно-Африканской Республики белых. В одном из рейдов по джунглям бравый Сэм неосмотрительно швырнул гранату. Та ударилась о ствол дерева и отлетела назад, к бросавшему. Осколки освежевали Деррика по всем правилам мясницкого искусства.
После выздоровления Сэм стал негодным к активной строевой службе. Он вернулся в родной Лондон и открыл небольшую лавочку. Поначалу приторговывал оружием и военным снаряжением, затем организовал при своем бюро службу особых услуг. По желанию заказчика к проданному оружию он мог предложить отъявленных наемных головорезов, готовых за деньги воевать в любой точке земного шара. Вокруг Сэма постоянно крутились наемники, оставшиеся без дела и искавшие выгодных контрактов.
Возраст и увлечение сытными трапезами округлили телеса Деррика. Теперь это был человек малоподвижный, угнетаемый разными недугами, из которых больше всего его мучила астма. Недостаток живых военных впечатлений Деррик компенсировал посещением кино, где смотрел все, лишь бы там были стрельба и кровопролитие. В результате он стал, как и все ветераны, путать реальность с киношным вымыслом. Он блистал военным жаргоном, вспоминал в деталях события, в которых сам никогда не участвовал.
Мир военщины — мир сленга. Его Деррик знал в совершенстве. Подчеркивая свою бывалость и тертость, он никогда не называл столовую иначе, как «грязюка», каптерку — «свалкой», о солдатах пехоты говорил «потертые ноги», о сержанте — «большой пинок», о солдатских головах — «деревяшки». Деррик знал — это нравится его клиентам и собеседникам, поднимает в глазах профи — профессиональных наемников.
Скрипнула дверь. В контору пахнуло сыростью улицы. В помещение вошел высокий парень в кожаной, блестевшей от дождя тужурке, в черной шляпе с большими полями. Челюсти его мерно двигались, переминая жвачку. Оглядев контору, он вскинул руку вперед и вверх и сипато пробасил: «Хайль!»
— Салют, Джонни, — ответил Деррик из-за своей стойки и таким же манером, как вошедший, бросил руку вперед.
Посасывая трубку, Шортленд с интересом наблюдал неожиданную сцену. Джонни прошел мимо посетителя, будто не замечая его, сел в кресло, стоявшее у конторки, и снял шляпу. Открылась голова, бритая до синеватого оттенка.
— Хороша «деревяшка», сэр? — спросил Деррик весело. — Уверяю вас, Джонни великолепный «золотой кирпич» — сачок высшего сорта. Но на него можно положиться в деле, которое пахнет порохом.
— Благодарю, мистер Деррик. Я положусь на него, когда мне потребуются сачки высшего сорта. А теперь я хотел бы, чтобы Джонни оставил нас.
Парень перестал жевать и бросил взгляд на Шортленда. Но Деррик стукнул ладонью по конторке и небрежно махнул рукой, показывая на внутренний выход из конторы.
Джонни поднялся и молча, сверкая бритой башкой, удалился.
— Дело к концу лета, мистер Деррик,. — сказал Шортленд, передвинув трубку в угол рта. — Скоро полетят гуси. Вот и я собираю небольшую стаю.
— Охотно вам помогу. У меня на примете есть лихие крылья.
— Мне нужны головы. Не «деревяшки», а думающие. Крыльями я их обеспечу сам. Короче, нужны не костоломы, а стратеги. Хоть один, но способный специалист. Такой, чтобы умел оценить сложную обстановку и на месте спланировать операцию.
— Такие у меня именуются полковниками, сэр, — доложил Деррик.
— Мне бы хотелось иметь людей помоложе. Во всяком случае, не старше сорока пяти. Регион будет сложный, бегать придется достаточно.
— Вы не совсем меня поняли, сэр. Картотека полковников собрана не по возрасту. Она учитывает командный опыт людей.
— Итак?
— Два ваших условия, сэр: возраст и национальность. Если потребуется, могу предложить даже израильтянина. Большая бестия, скажу вам. И умник…
Шортленд усмехнулся.
— Даже так?
— Фирма гарантирует качество. У нас есть все, на выбор.
— На бумажках?
— Я понимаю, сэр. С бумажной картотекой Сэм Деррик выглядит старомодным. Но, доложу вам, именно старомодность привлекает ко мне людей вооруженной руки. Тех, кто живет своим умом, не устраивает машинный учет. В мои бумажки, смею уверить вас, не воткнет глаз тот, кому не следует. Все компьютеры в равной мере служат каждому, кто знает код. А его могут узнать и красные и зеленые…
Деррик не зря гордился своей картотекой. В ней не было солдат в полном смысле этого слова — рядовых, слабо обученных. Набирать неквалифицированную военную силу и учить ее позволяют себе только великие государства. Они измеряютсвои силы тысячами штыков и сабель. Наемники, или, как их называют англичане, «мерченери солджерс», никогда не были простыми солдатами. Это художники войны, артисты насилия, архитекторы тайных операций. Среди них нет генералов. Эти слишком стары, ленивы и достаточно богаты, чтобы становиться вольными служителями войны. Деррик мог добавить, что генералы непригодны для осмысления и планирования тонких дел, требующих учета многих факторов.
Не имелось в его списках и ветеранов-рядовых. Они профессионально непригодны для тонких и сложных дел. Наемнику нужны глубокие знания тактики, классное умение владеть оружием разных марок и назначений.
В картотеке Деррика высшая категория контингента «мер-ченери солджерс» звалась полковниками. В нее входили люди, которые могли самостоятельно, не втягивая в дело большого числа людей, разработать операцию и осуществить ее при нужде от начала до конца.
Майоры и капитаны Деррика были в оперативном опыте поменьше полковников, но зато достигали совершенства в исполнительских ролях. Штурм президентского дворца в банановой республике, захват автомобиля с премьер-министром, похищение неугодного политика — сфера майорских дел.
Взрывы мостов, заводов, газопроводов, диверсии на железной дороге, штурм автопоезда, перевозящего государственную казну, налеты на другие политико-экономические объекты — такое отводилось на долю лейтенантов — забойных мальчиков всех возрастов.
Шортленд прекрасно знал достоинства картотеки Деррика и его незримого войска, которое собиралось воедино и в нужном количестве лишь там, где приглашающе звенели монеты.
— Итак? — повторил Деррик.
— Национальность — европейская, — сказал Шортленд. — По качествам — полковники.
Деррик набрал код, достал ключ и открыл массивную дверцу стального хранилища тайн. Вынув из сейфа ящичек, он с силой прихлопнул дверцу и защелкнул замок. Вернулся к конторке. Натренированными пальцами игрока в бридж выбрал несколько карточек бледно-желтого цвета. Передал их Шортленду.
Тот взял первую, лежащую сверху.
«Анри Леблан. Француз. Родился в 1953 году в Алжире. Отец Пьер Леблан, землевладелец. Член ОАС и организации „Красная рука“. Участник уничтожения шхуны капитана Морриса…»
— Что-то не помню истории со шхуной? — вопросительно сказал Шортленд.
— Это случилось в пятьдесят седьмом, — откликнулся Деррик. — Когда алжирцы выкручивались из-под Франции. Шла резкая борьба. «Красная рука» решила наказать капитана Морриса. Он помогал алжирцам в их делах. В Танжере его шхуну рванули. Позже во Франкфурте-на-Майне подорвали и самого Морриса. Руководил операцией Жан Виари. Вы эту фамилию, надеюсь, знаете?
— Эту знаю, — усмехаясь, сказал Шортленд и углубился в карточку.
«Анри окончил военное училище. Получил звание лейтенанта. Уволен из армии за участие в незаконной торговле оружием. Имеет опыт планирования операций. Инструктор стрелкового дела. Первое участие в боевых действиях — Ангола, декабрь 1975 — январь 1976. Ранен в бедро. Поручитель для включения в картотеку Мэд Майк, он же полковник армии ЮАР в отставке Майкл Хорт. Последующее участие в операциях — январь 1977 в Котону (Бенин). Кличка — Француз…»
— О'кей! — Шортленд шлепнул карточку о стол, словно выбрасывал на кон козырь. Начал читать вторую.
«Курт Шварцкопф. Клички: Дедхед — Мертвоголовый, Курт-Пуля. Родился в 1952 году в Аргентине. Три брата — Фриц (1921 г.), Герман (1923 г.) и Вернер (1925 г.) — погибли на Восточном фронте в России. Отец — участник оккупации Франции, воевал на Восточном фронте против СССР. Офицер СС. Звание — гауптштурмфюрер. Взят в плен в 1945 г. армией США. Содержался в сборном лагере в Глазенбахе. При помощи тайной нацистской организации ОДЕССА бежал в Южную Америку. Контактировал с Эйхманом, Гансом Руделем, Федерико Швендом. Член нацистского союза „Камераденверк“. (Союз организовал в странах Латинской Америки полковник Ганс Ульрих Рудель, летчик, ас, любимец Адольфа Гитлера.) Умер в 1970 г. в Чили. Курт окончил военное училище в ФРГ. Работал в Гватемале, Сальвадоре, Гондурасе. Первые боевые операции — Кисангани (бывш. Стенливиль), июль 1966 г. Лето 1967 г. — участие в боевых действиях спецотряда Марка Гоозенса в Биафре. Первый поручитель для включения в картотеку — Конго-Мюллер…»
Конго-Мюллер… Это прекрасно. Шортленд еле заметно улыбнулся. Если бы где-то провели конкурс на звание «Мистер — наемник мира», то за тридцать последних лет первым на премию мог претендовать герр Мюллер.
Прочитанная карточка с треском легла на стол. Шортленд взял последнюю.
«Стивен Роджерс. Англичанин. Родился в 1947 году в Бенбери. Отец — офицер разведки. Стивен окончил военное училище сухопутных войск в Сандерхерсте. В звании лейтенанта служил в Ольстере. Без разрешения отдал приказ открыть огонь по демонстрации. Вышел в отставку после возникшего в прессе скандала. Служил во Вьетнаме…»
— Значит, — сказал Шортленд, — вы считаете, что эти ребята подойдут?
— Сэр, — ответил Деррик с ноткой торжественности в голосе, — даже не зная сути вашего дела, могу ручаться: они его провернут без труда.
Шортленд собрал карточки в колоду, развернул их в руке веером, как карты.
— Кого из троих мне взять?
— Стива Роджерса, сэр, в первую очередь.
— Почему?
— Он работал с Макмагоном. И тот его рекомендовал мне.
— Беру Роджерса, — сказал Шортленд, помедлив для приличия.
— Я его вызову на завтра, сэр, — доложил Деррик. — Заодно и двух остальных.
— Мне нужен один полковник.
— Но вы просили команду из трех человек, не так ли?
— Да, но полковник требуется один.
— Тогда все в порядке, сэр. Эти трое работают вместе. Малая объединенная Европа: Англия, Бундесреспублика — мини-НАТО и свободная Франция. У них такой тандем. Если одного берут полковником, другие идут к нему майорами или лейтенантами, как вам будет угодно их называть.
— Что же, мистер Деррик, — усмехнулся Шортленд, — давайте мне мини-НАТО и вольную Францию в одном пакете. Я их беру.
— Кстати, мистер Джексон, это дорогие специалисты. Минимум их оплаты…
Шортленд выбросил ладонь вперед, отгораживаясь от денежных проблем.
— Нет вопроса. Мы заплатим по максимуму. Завтра жду ваших людей.
— Да, сэр1
Деррик вскочил со стула и вытянулся как генерал, принимающий парад, стоял ровно, а брюхо выпирало вперед.
— В атаку, сэр! Мы готовы!
2
Черны и длинны афганские летние ночи. Но их не хватает, когда человека гнетут заботы. А забот у начальника штаба войсковой группировки всегда бывает невпроворот.
Генерал Буслаев пробудился внезапно. Голова казалась чистой, мысль работала с удивительной ясностью. Маленький будильник, стоявший в изголовье на простенькой тумбочке, тикал негромко, успокаивающе. Протянув руку, Буслаев нажал кнопку и заблокировал уже ненужный звонок. Вот уже два года он просыпался в то время, которое сам себе назначал.
С минуту генерал лежал, распрямившись и вытянувшись. Потом сел, опустил ноги на коврик, вырезанный из полы старой армейской шинели, и встал. Сделал два энергичных приседания, развел широко руки, глубоко вздохнул, круто выдохнул. Затем напористо, с усилием потер загривок. Так он подгонял кровоток перед тем, как заняться работой.
Размявшись, Буслаев неторопливо оделся. Было душновато, но взяться за дело, сесть за стол, не приведя себя в порядок, он не мог даже ночью.
Пройдя к столу, Буслаев бросил взгляд на часы. Было ровно четыре. В помещении штаба царила тишина. Только из коридора изредка слышались шаркающие звуки. Это переминался часовой, стоявший на посту у знамени.
Открыв сейф, Буслаев взял с полки синюю папку. Положил перед собой, придвинул поближе зеленый пластмассовый стаканчик, наполненный карандашами разных цветов. Они стояли один к одному, острые, как казачьи пики.
Генерал взял со стола желтый фломастер и принялся за дело. Он читал разведсводки и отчеркивал куски текста, на которые хотел обратить внимание тех, к кому документ попадет от него. Сообщения звучали тревожно. Войска афганской антиправительственной оппозиции усиливали боевой натиск по всем направлениям:
«Руководство пешаварского „альянса семи“ принимает меры по увеличению численности формирований, перебрасываемых на территорию Афганистана. Ведется широкая вербовка добровольцев и наемников. Каждому, кто дает согласие вступить в ряды моджахедов — „борцов за веру“, установлено вознаграждение в размере от 10 до 14 тысяч афгани в месяц. Эта сумма примерно равна месячному окладу министра в нынешнем афганском правительстве. Иностранным наемникам платят в долларах еще более значительные суммы».
Желтым фломастером генерал раскрасил последние строки. Каждое сообщение заставляло задумываться. Генерал откладывал фломастер, подходил к столу, на котором была расстелена карта, находил нужные пункты, хмурился, возвращался и снова читал.
В пять часов, просмотрев разведсводки и несколько документов, присланных штабом армии, Буслаев достал из тумбочки старенький термос, налил стакан чаю, сохранившего за ночь тепло и аромат, выложил из полиэтиленового пакета три ванильных сухарика и с удовольствием принял свой первый, столь ранний завтрак. В шесть часов штаб стал оживать. В коридоре послышалось шарканье ног, оттуда потянуло табачным дымом. В половине седьмого, постучавшись, вошел начальник разведки полковник Хохлов. Спросил: «Можно?», хотя твердо знал, что отказа не последует.
— Садись, — сразу предложил ему Буслаев и показал на стул. — Что у тебя?
Хохлов стоял, тяжело отдуваясь и пыхтя. Вполне здоровый и крепкий человек, он с трудом переносил климат чужойстраны, хотя и не высказывал на него жалоб. Отдышавшись, подошел к столу, на котором лежала оперативная карта.

Стреляющие камни - Щелоков Александр => читать онлайн книгу далее


Надеемся, что книга Стреляющие камни автора Щелоков Александр придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете рекомендовать книгу Стреляющие камни своим друзьям, установив у себя ссылку на эту страницу с произведением Щелоков Александр - Стреляющие камни.
Ключевые слова страницы: Стреляющие камни; Щелоков Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, проза, электронная, онлайн